АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ И СОБЫТИЯ КЛИНИЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРНОЙ ДИАГНОСТИКИ
Поиск
  1. Маркеры повреждения клеток мозга в крови у пациентов с COVID-19 в краткосрочной перспективе выше, чем у пациентов с болезнью Альцгеймера

Маркеры повреждения клеток мозга в крови у пациентов с COVID-19 в краткосрочной перспективе выше, чем у пациентов с болезнью Альцгеймера

backimgnext
Иллюстрация: lerner.ccf.org

У пациентов, госпитализированных по поводу COVID-19, в краткосрочной перспективе наблюдался более высокий уровень белков крови, который повышается при неврологических повреждениях, чем у пациентов, не заболевших COVID-19, с диагнозом болезни Альцгеймера.

   Важно отметить, что данный отчет, опубликованный в журнале Alzheimer's & Dementia: The Journal of the Alzheimer's Association, проводилось в течение двух месяцев на раннем этапе пандемии (март-май 2020 года). Для того чтобы определить, повышается ли у пациентов с COVID-19 риск развития болезни Альцгеймера в будущем, или они со временем выздоравливают, необходимо дождаться результатов долгосрочных исследований.

   В ходе исследования, проведенного под руководством ученых из Медицинской школы Гроссмана Нью-Йоркского университета, были обнаружены более высокие уровни семи маркеров повреждения мозга (нейродегенерации) у пациентов с COVID-19 с неврологическими симптомами, чем у пациентов без них, и гораздо более высокие уровни у пациентов, умерших в больнице, чем у тех, кого выписали. Повторный анализ показал, что у пациентов, госпитализированных с COVID-19, уровень маркеров повреждения в краткосрочной перспективе был значительно выше, чем у пациентов с диагнозом болезни Альцгеймера, а в одном случае - более чем в два раза выше.

"Наши результаты свидетельствуют о том, что у пациентов, госпитализированных с COVID-19, и особенно у тех, кто испытывает неврологические симптомы во время острой инфекции, уровень маркеров повреждения мозга может быть таким же высоким, как у пациентов с болезнью Альцгеймера, или даже выше", 

   - говорит ведущий автор исследования Дженнифер А. Фронтера.

   В ходе настоящего исследования был выявлен 251 пациент, которые, несмотря на средний возраст 71 год, не имели никаких записей или симптомов когнитивного снижения или деменции до госпитализации в связи с COVID-19. Затем эти пациенты были разделены на группы с неврологическими симптомами и без них в период острой инфекции COVID-19, после чего пациенты либо выздоравливали и выписывались, либо умирали.

   Исследовательская группа также, по возможности, сравнила уровни маркеров в группе COVID-19 с пациентами из когорты NYU Alzheimer's Disease Research Center (ADRC) Clinical Core, продолжающегося долгосрочного исследования в NYU Langone Health. Ни у одного из этих 161 контрольных пациентов (54 когнитивно нормальных, 54 с легкими когнитивными нарушениями и 53 с диагнозом болезни Альцгеймера) не было COVID-19. Повреждения мозга измерялись с помощью технологии single molecule array (SIMOA), которая позволяет отслеживать мизерные концентрации маркеров нейродегенерации в крови в пикограммах (одна триллионная часть грамма) на миллилитр крови (пг/мл), чего не могли делать более старые технологии.

   Три из исследуемых маркеров - убиквитин-карбокситерминальная гидролаза L1 (UCHL1), общий тау, ptau181 - являются известными показателями гибели или отключения нейронов. Уровень легких цепей нейрофиламента (NFL) повышается при повреждении аксонов - продолжений нейронов. Глиальный фибриллярный кислотный белок (GFAP) является показателем повреждения глиальных клеток, которые поддерживают нейроны. Амилоид бета 40 и 42 - белки, которые, как известно, накапливаются у пациентов с болезнью Альцгеймера. Результаты прошлых исследований утверждают, что общий тау и фосфорилированный тау-181 ( p-tau) также являются специфическими показателями болезни Альцгеймера, однако их роль в развитии заболевания остается предметом споров.

   Маркеры крови в группе пациентов COVID измерялись в сыворотке крови, в то время как в исследовании болезни Альцгеймера - в плазме. По техническим причинам эта разница означала, что уровни NFL, GFAP и UCHL1 можно было сравнивать между группой COVID-19 и пациентами в исследовании Альцгеймера, но общий тау, ptau181, амилоид бета 40 и амилоид бета 42 можно было сравнивать только в группе пациентов COVID-19 (нейросимптомы или нет; летальный исход или выписка).

   Кроме того, основным показателем неврологического повреждения у пациентов COVID-19 была токсико-метаболическая энцефалопатия (ТМЭ) с симптомами от спутанности сознания до комы, которая возникает при тяжелых инфекциях из-за токсинов, образующихся при чрезмерной реакции иммунной системы (сепсис), отказе почек (уремия) и нарушении доставки кислорода (гипоксия). В частности, среднее процентное увеличение уровней семи маркеров у госпитализированных пациентов с ТМЭ по сравнению с пациентами без неврологических симптомов составило 60,5%. Для тех же маркеров в группе COVID-19 среднее процентное увеличение при сравнении успешно выписанных домой из больницы и умерших в больнице составило 124 %.

   Вторичные результаты были получены при сравнении уровней NFL, GFAP и UCHL1 в сыворотке крови пациентов COVID-19 с уровнями тех же маркеров в плазме крови пациентов с болезнью Альцгеймера, не входящих в группу COVID. Уровень NFL в краткосрочной перспективе был на 179 % выше (73,2 против 26,2 пг/мл) у пациентов с COVID-19, чем у пациентов с болезнью Альцгеймера. GFAP был на 65 % выше (443,5 против 275,1 пг/мл) у пациентов с COVID-19, чем у пациентов с болезнью Альцгеймера, а UCHL1 - на 13 % выше (43 против 38,1 пг/мл).

   "Травматическое повреждение головного мозга, которое также связано с повышением этих биомаркеров, не означает, что у пациента впоследствии разовьется болезнь Альцгеймера или связанное с ней слабоумие, но повышает риск этого", - говорит старший автор исследования Томас М. Вишневски. "Существует ли такая взаимосвязь у тех, кто пережил тяжелую форму COVID-19 - это вопрос, на который нам срочно нужно ответить с помощью постоянного наблюдения за этими пациентами".

Источник:

ScienceDaily, 13 January 2022

Обсудить с другими читателями:
Вам также может быть интересно